Среда,
23 августа 2017 г.


РЕКЛАМА
АБЗАЦЦ
 
 
 
АБЗАЦЦ АБЗАЦЦ
11.09.2015, 12:30

Из сирийского дневника

В середине июня делегация Союза писателей России побывала по приглашению писателей Сирии в этой прекрасной, но истекающей кровью стране. Предлагаем вам записки из сирийского дневника нашего земляка.

Анатолий Ехалов
Писатель, режиссер. Заслуженный работник культуры Российской Федерации, писатель, действительный член Петровской академии наук и искусств, член Союза писателей России.

Мы вошли в рай

Поездку в воюющую страну, из которой самолетами МЧС вывозят беженцев, когда миллионы сирийцев пытаются найти спасение за пределами родины, многие наши знакомые называли безумием. Но ведь мы и ехали туда не загорать на средиземноморских пляжах. Сегодня обстановка вокруг России да и во всем мире такова, что принцип страуса вряд ли поможет нам. Мы ехали солидаризироваться с писателями Сирии, стремясь увидеть собственными глазами происходящие там события.

Нынче самолет сирийских авиалиний летит из Москвы до Дамаска вдвое дольше, чем было еще совсем недавно. Над Украиной лететь опасно, могут сбить, через северные территории Сирии, находящиеся под контролем ИГ, так же нельзя. Летим над Каспийским морем, бывшим в древности, как говорят легенды, океаном Тасис, потом уходим влево на территорию спокойного сегодня Ирана и через Иран с заднего южного двора Сирии заходим на посадку в Дамаске.

В Дамаске глубокая ночь. В столичном аэропорту малолюдно и тихо, как в нынешнем вологодском. Нас ждут: объятия, кофе и вот мы уже летим на миниавтобусе писателей в самый древний город мира.

Справочники для туристов, как воспоминание о том замечательном мирном времени, рассказывают: «Дамаск - столица Сирийской Арабской Республики, государства на Ближнем Востоке, на восточном побережье Средиземного моря. Город расположен на высоте 700 м над уровнем моря у подножия горы Касьюн. Дамаск — один из древнейших на Земле городов. Историки предполагают, что имя городу дал Сим, сын Ноя, строителя знаменитого ковчега.»

Дорогой нам рассказывают, что первая стена, воздвигнутая после всемирного потопа находится в Дамаске. И к ней можно сходить, потрогать руками, сфотографироваться на память. И что некоторые историки считают, что возраст Дамаска следует исчислять от Адама, то есть почти на две с половиной тысячи лет раньше. По их мнению, Адам и Ева якобы поселились в районе Дамаска. Хотя эта гипотеза не нашло пока документального подтверждения в виде конкретных археологических находок.

Но Дамаск, действительно, относится к числу древнейших городов мира. Он был под властью египетских фараонов, был центром Дамасского царства, входил в состав Ассирии, Нововавилонского царства, Персии и державы Александра Македонского. Так же им владел Рим, Византия, был он столицей арабского халифата подвергался нашествию монголов и был разрушен войсками Тамерлана. С 1516 г. до конца Первой мировой войны Дамаск входил в состав Османской империи.

В конце 1918 г. Дамаск был оккупирован Англией, а затем передан Франции. И только в 1943 году Сирия была провозглашена независимой республикой.»

Утром с балкона гостиницы Дама Роз я увидел этот прекрасный город, широко и живописно раскинувшийся в долине реки Барада, в центре огромного оазиса. На десятки километров тянутся здесь фруктовые сады и оливковые рощи.

Предание гласит, что пророк Мухаммед, подойдя с войском к Дамаску, был настолько им восхищен, что отказался войти в него. « Невозможно войти в рай дважды, - будто бы сказал он. - Я не хочу попадать в рай до того, как умру».

С утра мы встречались с писателями Сирии. В свое время Хафис Ассад, отец нынешнего президента построил современное семиэтажное здание и подарил его писательской организации. И этот подарок позволяет и сегодня писателям переживать трудные времена. Два этажа занимают писатели, а пять они сдают в аренду богатой нефтяной кампании. Вырученный от аренды миллион долларов идет на содержание штата, издательскую деятельность, зарплату писателям, независимо от того, где у писателя основное место работы: толи он ученый, преподаватель, врач, строитель, инженер, он получает зарплату за писательский труд, пусть даже не большую. Этих доходов хватает даже на пенсию писателям.

Дело в том, что по достижению определенного возраста, писателей здесь торжественно провожают на пенсию, вручая им конверты с деньгами, подарки, дипломы. С этого момента,

писатель теряет право участвовать в выборных органах, и сам выбирать.

Разумное правило, дающее возможность расти и развиваться молодым дарованиям. Если бы его применить к нашей писательской организации, то в рядах ее остались бы единицы молодых и растущих…

В Сирии и президент и правительство понимают, каким мощным созидающим инструментом государственного строительства, культурно и социальной политики может быть перо писателя, если оно трудиться в интересах народа, строящего в стране социализм. И наоборот, может стать оружием страшной разрушительной силы, в чем мы смогли убедиться на собственном примере…

В первые два-три дня мы встречались с вице-президентом страны, руководителем партии Баас, министром культуры, молодым энергичным чиновником, еще вчера возглавлявшем писательскую организацию Сирии.

Министр с первых минут встречи обозначил приоритеты воюющей страны:

-Культура выше политики…

Хотелось, чтобы так оно и было. Дамаск и сама Сирия словно огромный восточный сундук наполнен сокровищами древности.

И эти сокровища сейчас уничтожаются в огне гражданской войны.

И там, и тут говорили о ценностях восточных и западных. Одни - ценности человеческих отношений и любви, другие - поклонение золотому тельцу, которое несет ложь, фальшь, кровопролития и разруху.

В Дамаске время от времени гремят взрывы. Только что мина попала в административное здание губернатора.

Линия фронта в восьми километрах. Там уже другое государство, где, судя по телевизионным программам, режут несогласным головы.

Но что удивительно, народ спокоен, доброжелателен и жизнерадостен. Даже ополченцы и военные на многочисленных блокпостах.

Дамаск превращен в крепость. Каждый квартал, каждая улица готова выдержать наступление и танков и пехоты…

На каждом перекрестке шлагбаумы, ополченцы и военные дотошно проверяют миноискателями каждую машины. И все улыбаются друг другу, как родным и близким. Такое ощущение, что все сирийцы старые добрые знакомцы или родня.

Вспомните нашего полицейского гаишника. который идет к вам, поигрывая жезлом, словно вы самый последний преступник на земле. А здесь война. Или, может быть, война и сближает людей и делает человеческие отношения добросердечными, ожесточая сердца против врага?

Наша машина вне проверок. «Руси" и "Москва" - пароль через все блок-посты.

В старом городе сегодня праздник –День музыки. На эстраде у стены с древнегреческими письменами напротив самой большой в мире мечети Омейядов, в которой хранится рака с головой Иоанна Крестителя, играет духовой оркестр.

Девушки и парни, дети танцуют под музыку. И почти не видно женщин в хетджабах. Однако завтра начнется мусульманский пост и женщины скроют свои лица.

В самом старом городе мира на древних стенах с греческими письменами - свастики с северных старинных полотенец. Вот он где наш орнамент! Специалисты говорят. что наши северные обережные орнаменты являются материнскими по отношению к древне-греческим. « Старый город», окруженный римской стеной и сохранивший во многих местах доантичную планировку, с мавзолеем Салах ад-Дина, в котором покоится прах легендарного султана, начавшего изгнание крестоносцев с Востока, с Музеем искусства и народных традиций, с многочисленными средневековыми медресе и рынками, внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО

В городе Дамаск множество музеев, как частных, так и государственных, среди которых особенно выделяется Национальный музей, славящийся собранием уникальных экспонатов древних цивилизаций от Месопотамии до Финикии, собранием первых образцов письменности, коллекцией провинциального античного искусства, знаменитой коллекцией оружия.

Вечером мы ужинали на открытой террасе гостиницы. Часов около двадцати двух начался обстрел. Взрывы следовали одни за одним. Три, пять, десять... Скоро они стали уже подбираться к гостинице. Какой-то театр абсурда: сзади нас звучала латино-американская музыка, танцевали пары, впереди гремели взрывы, молчаливые официанты лишь мрачнели лицами.

Здесь не любят говорить о войне и разрушениях. Наверное, это потому, что война и так разогнала посетителей. Ночью за окном раздавался гул самолетов. Потом прогремело несколько мощных взрывов.

Утром мы узнали, что было обстреляно министерство культуры. И я подумал, что культура, прежде всего, становится объектом уничтожения. У нас нет войны, но у нас культура на последнем месте. Все бюджетные сокращения начинаются с культуры. Водитель рассказал, что две мины попали в соседнее административное здание и два человека, сидевшие в машине, убиты. И что ночью авиация подавила огневые точки, досаждавшие городу.

С любовью к России

В середине девяностых годов в Сирии был Василий Иванович Белов. В качестве секретаря СП РФ подписал договор о дружбе с писателями Сирии за утверждение прогрессивной гуманитарной культуры, за возвращение достоинства человека… Мне передали книгу Белова на арабском «Повести и рассказы». Прочесть невозможно, но приятно.

Вот о чем говорили на встречах писатели из Сирии сегодня. О том, что арабская весна – это инструмент разрушения в руках Америки. Сирия – задний двор России. Задавить ее - значит, лишить Россию интересов в арабском мире. Санкции против Сирии не дали результатов, тогда начались военные действия. Исламское государство – дочернее предприятие Америки.

О том, что 83 государства участвуют в этой агрессии против Сирии. Одни поставляют наемников, другие финансируют, третьи поставляют оружие, четвертые обучают террористов.

137 телеканалов работают на них. Идет страшное информационно-идеологическое давление, реальные события искажаются. В Турции - центр антисирийской каолиции: здесь Саудовская Аравия, Бахрейн, Марокко, Тунис. Иордания… И вот всей этой силе противостоит маленькая Сирия размером с Вологодскую область с населением в 20 миллионов человек, расколотым гражданской войной. На ее стороне только Ливан, Иран и Палестина.

Доктор технических наук Ибрагим Истанбули, переводчик из Тартуса дополнил:

- Не вся Палестина стояла и стоит на стороне сирийского народа и государства, наоборот очень многие палестинцы, живущие в Сирии и родившиеся в Сирии, а так же и прибывшие из за границы - присоединялись к террористической войне против законного правительства и участвовали во многих террористических актах и боях против сирийской армии. …

С особой надеждой смотрят сирийцы на Россию, которая сама бьется в тенетах мировой закулисы. Будет сильной Россия, считают сирийские писатели – рабочие и крестьяне всего мира будут счастливы…

Типичный сирийский пейзаж

Типичный сирийский пейзаж
Фото:Анатолий Ехалов

Сирия вопреки страшному давлению со стороны империализма продолжает строить - социализм.

Мы встречались со многими сирийцами, довольно хорошо говорящими по-русски. Это те, кто в семидесятых-восьмидесятых годах учился в Советском Союзе. Они считают это время лучшими годами своей жизни и боготворят русский народ.

Их 37 тысяч. И они даже писали Путину, предлагая ему свою поддержку. Правда, ответа не получили.

-Я по долгу своей службы, - рассказывал мне один сириец, доктор технических наук, - объехал весь мир. И со всей ответственностью могу сказать, что лучше русских, советских людей нет во всем мире. Самые добрые, открытые, честные, душевные – русские. …

Можно сказать, что Сирия оправляется от страшных ударов и ран и строит планы на свое счастливой будущее. И поездив по воюющей стране, мы уверовали, что она сможет преодолеть этот страшный для нее период. По всем городам, трассам, которые находятся под контролем сирийской армии и ополчения, и находятся в идеальном состоянии, висят баннеры, но не рекламные.

На них портреты героев, которые отдали свою жизнь в этой борьбе. Их много, очень много ушедших безвременно, отдавших свои жизни за Сирию. Но растет ополчение, пополняется молодыми ребятами. Сирия сражается.

Как ездят по Дамаску

По Сирии нас возил начальник гаража Союза писателей, пожилой темнолицый араб, которого, казалось, знает весь шестимимиллионный Дамаск. Он поразил нас в первый же день. Выехав из ворот Союза писателей, мы тут же попали в безнадежную автомобильную пробку. И вот тут наш водитель умудрился развернуться в пробке и двинулся встреч потоку. Улица была с односторонним движением, ехать было некуда, и мы подумали, что водитель сошел с ума. Но никто из участников движения даже и бровью не повел, чтобы выразить возмущение, как это бывает у нас. Видели эти безумные маневры и полицейские, но также не прореагировали.

И чудо: кто-то подвинулся, кто-то сдал назад, и через минуту мы покинули пробку и вырвались на широкий проспект.

По Дамаску ездят, нарушая все возможные правила. В потоке - машины, мотоциклисты, велосипедисты, пешеходы, вездесущие цыганки, собирающие свою дань, беженцы. Едут на красный, по встречке, пересекая сплошные и двойные сплошные…

Мы не видели за неделю ни одной аварии, ни одной стычки, ни одного гаишника, остановившего водителя за нарушение правил… И поняли главное правило сирийских дорог: если человек нарушает правила, значит, у него есть на то причина. Значит, ему надо. И все относятся к этому с пониманием.

Даже приветливые и улыбающиеся гаишники. А ведь в городе война. Дороги разделены бетонными блоками, на каждом перекрестке блокпосты, противотанковые ежи, колючая проволока и спираль Бруно…

И часть Дамаска под контролем боевиков ИГ. Видя эту доброжелательность и приветливость на улицах в Дамаске, невольно думаешь, как могло статься, что араб пошел на араба, брат на брата.

Кто разделил этот великий богатейший арабский мир, кто стравил между собой сирийцев на этой благословенной земле, дающей до четырех урожаев в год…

В Тартусе нет войны

Едем из Дамаска в Тартус, город на берегу Средиземного моря. Машина пришла за нами с опозданием. Поехали объездной дорогой. Сопровождающий нас сирийский писатель сказал, что это он предпринял специальные меры предосторожности.

Мы стали слишком заметным объектом для ИГ. О нашем визите писали все газеты, показывали все проправительственные телеканалы. А поэтому никто не должен знать, по какой дороге мы выехали и когда.

До нас были обстреляны писатели из Иордании, приехавшие солидаризироваться с сирийскими писателями. Кто-то слил информацию: номер машины, маршрут, время. Иорданцы были только ранены, их спасли книги, которые сзади защищали салон от пуль.

Дорога в 250 километров. Заправки разбиты и не работают. Много разрушений в городах и селениях. Мы попросили заехать в крепость Шевалье, которую в свое время построили крестоносцы, пришедшие на святую землю освобождать гроб Господен.

Два года крепость удерживали бойцы ИГ , поддерживаемые местным населением. Полгода назад в результате осады и боев оставшиеся в живых террористы и часть поддерживавших их местных жителей суннитов ушла в Ливан.

Сначала нас не хотели пускать туда. Но магическое слово "руси" сработало. Старший офицер на блок посту куда звонил, перезванивал, наконец, нас в сопровождении охраны, пустили.

Страшны последствия этой войны. А в Сирии по словам одного толкового сирийского издателя, идет сразу пять войн: глобальная - США против России, религиозная - между шиитами, суннитами, алавитами, христианами, друзами..., региональная - за интересы соседних государств, и террористическая.

В Тартусе террористов нет. Здесь живут в основном алавиты, которые поддерживают существующую власть. Боевикам ИГ в Тартус дорога закрыта.

Но вот что говорил мне доктор Ибрагим Истанбули :

- Да в Тартусе большинство коренного населения - алавиты. Но Тартус принял более миллиона сирийцев из других городов - это в основном дети, женщины и старики - ибо молодые остались там, чтобы воевать на стороне различных террористических групп. И всё же их семьи живут и работают в Тартусе спокойно. И работают в самых разных областях торговли, живут они даже в деревнях и селениях, где население целиком состоит из алавитов.

У последних нет ксенофобии по поводу, кто с ними рядом живёт..

На этих снимках рыбалка в Средиземном море. Не слишком оно щедро.

Маалюля –земля любви

В этом православном монастыре Святой Феклы крестили сына моего товарища Олега Бавыкина, работавшего в начале восьмидесятых директором русского культурного центра в Дамаске. И крестили его самого. Спустя многие годы мы с Олегом побывали в Маалюле, недавно освобожденной от террористов. Нас опять не хотели пускать, в пещерах могли скрываться снайперы ИГ. Но после долгих переговоров с начальством по телефону – пустили.

Когда-то в этих пещерах скрывались первые христиане, гонимые римлянами. Здесь до сих пор сохранился древний арамейский язык, на котором разговаривал Христос. На этом языке идут службы в монастыре, на этом языке разговаривают жители трех окрестных деревень.

В декабре 2013 года террористы захватили эту православную святыню. Тринадцать монахинь и двух послушниц захватили в заложницы.

4 апреля 2014 года Маалюля была освобождена от боевиков сирийской регулярной армией.

Все жилые дома оказались разграблены, в большинстве домов были устроены поджоги. Со всех христианских храмов городка были сняты кресты. Во многих храмах отсутствовали колокола. Разграблена и уничтожена церковная утварь. Украдена находившаяся в монастыре св. Феклы статуя, изображавшая Иисуса работа российского скульптора Рукавишникова. Практически уничтожен возвышавшийся над городом отель сети «Сафир», из которого армия была вынуждена выбивать снайперов боевиков.

Красота этих мест невысказанная. Если прочитать это название по – русски, получится «земля любви». «Ма» - земля, а «Леля» - богиня любви. Как переводят это название сирийцы – не знаю. Но на древнем арамейском языке Маалюли – это название означает – «высокое место».

Почему «высокое место», когда этот горный хребет тянется на многие километры. Наверное, название должно было бы выразить какую-то особенность. Может быть высокое в переносном смысле, где человек возвышается духом.

Но многие из наших друзей подчеркивали схожесть в названиях наших стран Россия и Сирия. Причем, сирийцы говорят «сурия». А «сурия», «сурья» - одно из наименований солнца у древних славян. Однако, оставим этимологические упражнения.

Монастырь был жестоко разрушен боевиками, иконы сожжены и поруганы. Монашек обменяли у террористов на родственников их, но в монстырь еще не привезли. Монастырь восстанавливают местные жители и ополченцы.

На этих фото вы увидите следы поджога могильного грота, многие иконы украдены или разбиты, но самые старые и ценные чудом уцелели. Они, перевернутые валялись на полу среди мусора, камней. По ним боевики ходили, но не догадались поднять.

На одном фото следы крови и мозгов боевика снайпера, который устроил засаду в келье. Рассматривая входное отверстие пули в раме, поразившей боевика, я оперся о стену, и мне тут же сказали, что запачкал свои руки кровью террориста.

И это прикосновение, словно обожгло меня… Не дай нам, Бог, дожить до такого ада!

Над схваткой

На нашего водителя, которому мы на неделю доверили свои жизни, нельзя глядеть без восхищения. Он проползает на своем микроавтобусе в настоящие щели… Темнокожий, нос большой, картошкой, в самую жару в темном костюме. Видимо, дрескод.

Настоящий раис писательских водителей. На каждом блокпосту, а они в Дамаске на всех перекрестках, уморительно приветствовал солдат и ополченцев, показывая им удостоверение региональной организации партии Баас» : «Здравствуй, красавчик!»

Он, без сомнения, много чего бы рассказал нам, знай, он русский язык. Но некоторые отрывки из его монологов нам перевели.

Он из йеменских племен, потому такой черный. Семеро детей. А у его отца было тридцать детей от семи жен. А вообще водитель сказал, что он знает свое родовое древо на тысячу лет и гордится этим.

В Хомсе бандиты у него отобрали квартиру. Благо не убили, А потом предложили выкупить у них собственную мебель из собственной квартиры.

У повелителя всех водителей писателей Сирии начался рамадан, и видно было, как непросто даются ему ограничения в еде т питье. Он становился молчаливым, сторонился нас. И когда мы приезжали куда-либо, уходил и сидел смиренно в сторонке.

Ведь ни пить, ни есть нельзя до вечерней звезды. Видимо, он переживал за то, что мы остаемся без его внимания. Поэтому вечером, за ужином, как бы в искуплении, носил нам со своего стола соки и кофе.

От бандитов пострадали многие. Редактора писательской газеты «Литературная неделя» подрезали и остановили на дороге. Машину отобрали, самого выкинули на обочину.

-Если бы они знали, кто я, убили бы тут же и бросили тело в канаву.

Нам рассказывали в Маалюле, что бандиты на своих блокпостах так же проверяли документы у всех едущих.

Если ты – шиит, то тебя забирали в заложники, чтобы получить выкуп. Если – алавит или христианин – стреляли тут же.

Так на какой почве столкнулись в непримиримой схватке граждане цветущей Сирии. Понятно, кто инициировал эту вражду, что разделило этот мирный и доброжелательный народ?

На одном из роликов, выложенных в инете, боевик из ИГ пишет на стене: «Севодня Сирия, завтра Россия…»

Как встать нам над этой схваткой, встать выше собственных амбиций, выше обид и гордыни, выше меркантильных, мелочных порой интересов…

Как сплотиться здесь в России, чтобы не ввергнуть себя и свою страну в эту кровавую пучину, подготовленную по заказу чужого стороннего человека… Не поддаться на дьявольскую уловку: разделяй и властвуй.

Анатолий Ехалов
©СеверИнформ, 2015 г
КОММЕНТАРИИ
   ВКОНТАКТЕ
 
   FACEBOOK










При полном или частичном использовании информации портала гиперссылка вида «ИА СеверИнформ» обязательна.
индекс Яндекс-цитирования