Четверг,
25 мая 2017 г.


РЕКЛАМА
АБЗАЦЦ
 
 
 
АБЗАЦЦ АБЗАЦЦ
22.09.2016, 12:16

Один Малозёмов на всех

Уход из жизни Юрия Малозёмова подвёл черту под эпохой вологодского самиздата.

Антон Чёрный писатель и переводчик, коренной вологжанин, путешественник

Совсем недавно, кажется, мы общались с ним, обсуждая необходимость сохранения истории этого времени, в которое редкие одиночки, «золотые люди с золотыми руками» помогли творческой среде не остаться без голоса, без печати, без живительной бумаги.

Книга, которую Юрий Полиэктович помогал мне готовить, сохранила лишь часть этой истории, но, может быть, будущий историк, краевед, новый обладатель золотых рук однажды наткнётся на неё в будущем и вытащит на свет историю издателя Малозёмова, так же, как долгие годы он вытаскивал на свет других.

Издательская фирма «Евстолий» не была ни фирмой, ни издательством в обычном понимании. Это был человек. Когда в начале 1990-х местные филиалы советских издательств приказали долго жить, а столичные отвернулись от вологодских писателей и учёных, он взял в руки бумагу, шило, нитки и начал сшивать книги вручную, одну за другой. Печатал их на машинке одним пальцем, добывал ксерокс, вырезал шрифты из газет, чтобы выглядело «как настоящее». Это кажется сейчас невероятным, каким-то бредом, но это слово в слово то, что мне рассказывал сам Малозёмов.

Гигантская печатная система самой читающей страны с грохотом обрушилась, и если в столицах ещё оставалась какая-то инерция, крутились какие-то ресурсы и старые связи, то в провинции одиночкам пришлось создавать издательскую систему на коленке, изобретать книгопечатание заново.

Юрий Малозёмов, выпустивший в Вологде за двадцать с лишним лет деятельности более тысячи малотиражных изданий, так и не стал профессионалом печатной отрасли. Он принципиально делал всё на дому, сводил вместе авторов, верстальщиков, художников, наблюдая за тем, как мучительно создаваемое, независимо от художественных достоинств, переносится на бумагу и обретает жизнь.

Он не делил авторов на маститых и графоманов. В его ковчеге всем было место, и именно тем всегда был силён «Евстолий» – своей открытостью. Сейчас, когда мастера уже нет с нами, когда друзья и родные готовятся оплакать и проводить его, сейчас будет сказано много слов. И сказано правильно, вовремя, искренне.

Но лучшая эпитафия Юрию Малозёмову – изданные книги. Оглядывая сделанное им, понимаешь, что, в принципе, тут уже не нужны никакие слова. Дело говорит само. Его много. Оно живо.

Юрий Малозёмов

Юрий Малозёмов
Фото:А. Кирилловский

Антон Чёрный
©СеверИнформ, 2016 г
КОММЕНТАРИИ
   ВКОНТАКТЕ
 
   FACEBOOK










При полном или частичном использовании информации портала гиперссылка вида «ИА СеверИнформ» обязательна.
индекс Яндекс-цитирования