Пятница,
16 ноября 2018 г.


РЕКЛАМА
АБЗАЦЦ
 
 
 
Возрастная категория сайта 16+
ПРЕСС-ЦЕНТР ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ
Пресс-центр ИА «СеверИнформ» - проведение:
  • пресс-конференций
  • online-конференций
  • интерактивных пресс-конференций
  • брифингов
  • круглых столов
  • «горячих» телефонных линий
  • презентаций
  • дискуссионных клубов
  • дегустаций
Зал рассчитан на 25 человек.
Адрес: г.Вологда, ул. Козленская, 43-а, корпус 2.
Контакты: тел.(8172)72-33-77, оставить заявку
Гости пресс-центра ИА "СеверИнформ" >
07.10.2015

Константин Чупров: «30-40% транспортных средств движется с перегрузом»

23.06.2015

Олег Васильев: «Реорганизация библиотеки имени Тендрякова — естественный процесс, который происходит со многими учреждениями»

17.03.2015

Василий Жидков: «Более дешевые здания для Пенсионного Фонда в Вологде не соответствовали требованиям»

17.03.2015

Павел Шабашев: "Фальшивомонетчики оставляют нам все меньше и меньше возможностей"

27.01.2015

Алексей Хахалин: «Акция «Студенческий десант» нацелена на привлечение новых кадров в органы внутренних дел»

28.11.2014

Владимир Веселов: «Виды мошенничеств постоянно изменяются»

АРХИВ
СТЕНОГРАММА КОНФЕРЕНЦИИ
Борис Гранатов: "Никакого нового антуража в театре вы не увидите"
27.10.2011
Народный артист России Борис Гранатов

Народный артист России Борис Гранатов


Борис Гранатов:
- Вчера состоялось расширенное совещание при вице-губернаторе Вологодской области Викторе Рябишине, где было заявлено, что ремонтные работы должны завершиться не позднее 15 ноября. Речь идет о сцене, зрительном зале и фойе, чтобы можно было принимать зрителей. Но важно понимать, что нам нужно и место для репетиций. Дата открытия сезона ориентировочно назначена на 23 ноября, то есть через месяц. И, соответственно, на месяц позже, чем мы открываемся обычно. Традиция для нас - открывать сезон 15-20 октября. Как правило, это всегда пятница, то есть может быть 15, 16, 17 числа и так далее. Пятница, на наш взгляд, самый удобный для премьеры день, когда в конце рабочей недели можно пойти отдохнуть.
Ну а в этом году открытие сезона затягивается из-за ремонта. Объем работ в театре очень большой. Такого масштабного ремонта не было в театре со дня открытия — а ТЮЗ открылся в конце декабря 1979 года. В театре полностью заменили покрытие сцены, повесили новый занавес, в зрительном зале появились новые кресла. Новое звуковое оборудование, новый свет. Частично заменили окна — только по лицевому фасаду и частично со стороны улицы Октябрьской, следующим этапом будет замена всех окон — а их в театре 120. Требуют ремонта и кабинеты, и другие помещения. Все это тоже необходимо.

- Труппа уже приступила к работе?


Борис Гранатов:
- Из отпуска коллектив театра вышел еще в августе, чтобы репетировать. Но репетировать мы пока вынуждены на малой сцене, в малом зале. Но мы не унываем. Сейчас готовим постановку — премьерный спектакль «Старший сын» по пьесе Александра Вампилова. К Новому году готовим спектакль «Королевская корова», которая репетируется с сентября. Сейчас мы сделали паузу, потому что режиссер уехала. Она лет 10 назад уже делала в нашем театре спектакль «Маугли» - это была ее дипломная работа. И к концу декабря мы покажем сказку, а еще у нас в работе мюзикл «Алые паруса» Максима Дунаевского. И когда мы приступали к репетициям в марте, то не знали, что будет ремонт. Нам об этом уже точно сообщили в апреле. А в планах у нас были, кроме «Алых парусов», еще и «Старший сын», и «Королевская корова». И, по моим планам, в июне мы должны были закончить работу над «Старшим сыном», а премьеру играть уже осенью. Мы таким образом много спектаклей выпускали. Сначала играли премьеру «для себя» - летом, а потом — уже осенью — генеральные репетиции и премьерный показ. В этом году у нас такого не получилось, потому что сцену разобрали и было негде нам репетировать. И вот сейчас постепенно мы перешли на сцену. Хотя освещения сценического пока нет, нет и звука. Поэтому мы репетируем только актерскую работу. Есть, правда, декорации. Ожидается, что на будущей неделе появится оборудование, и мы приступим уже к полноценным репетициям. Хотя, идут, конечно, и репетиции, и прогоны текущего репертуара. Не в полной мере, но играные спектакли можно репетировать и без полноценного света.

- Расскажите о гастролях театра?

Борис Гранатов:
- Мы играли в сентябре спектакли в Череповце, в Великом Устюге были, в Вытегре, Кич-Городке, Соколе. Мы все время ездим со сказками. Во-первых, наша прямая обязанность — обслуживать область, потому что мы областной театр. Ну а во-вторых, нам нужны деньги, потому что театр не открывается вовремя. И все наши планы, в том числе финансовые, не выполняются. И мы теряем определенное количество заработка, а у нас есть госзадание. Мы не можем его выполнить, потому что сцены нет. Но сейчас в Департаменте культуры и охраны объектов культурного наследия Вологодской области нам пообещали, что это задание откорректируют. Потому что если играть нельзя, то и потребовать нельзя.
Все это, как вы видите, не касается искусства, но это все то, без чего театр тоже не может обойтись. Художнику нужно покупать краски, нам нужно строить декорации и шить костюмы.

- Мы знаем, что в этом сезоне в вашем театре новые артисты. Расскажите о них поподробнее?

Борис Гранатов:
- В этом сезоне с 1 сентября у нас появился один артист совсем молодой — Василий Лимонов. В этом году он окончил Екатеринбургский институт искусств. Он уже занят в ряде спектаклей. То есть мы постепенно вводим его в работу. В этом сезоне в наш театр вернулся Владимир Бобров. Он был в труппе нашего театра с 1999 года, но в 2008 году ушел, чтобы попробовать себя в другой работе. Все это время он снимался в кино, в сериалах, в рекламе, много ездил в Москву. И вот спустя три года вернулся. Как принято говорить в актерской среде, театр — это жена, а кино — любовница. И вот Владимир Бобров все же вернулся в театр. Кроме того, с этого осезона в нашей труппе бывший актер Драматического театра Игорь Рудинский, который в текатре работал много лет — с 1990 года. Он у нас тоже уже практически везде задействован.

- А какое амплуа будет у Игоря Рудинского?

Борис Гранатов:
- Ну я вам должен сказать, что в современном театре уже нет такого понятия, как амплуа. Современный актер играет все. Надо сказать, что творческое сотрудничство наше с этим актером началось уже давно, он играл в нескольких спектаклях нашего театра. В 1993 году — он уже тогда работал в Драматическом театре. Я его приглашал на роль Ромео. Мы возили спектакль в Москву. А потом в 1999 году он был приглашен в «Кармен» на роль Хосе. Эту роль тогда играл Чубенко, и я еще пригласил Рудинского. Тогда у Чубенко были проблемы, он уходить собирался из театра, что и сделал чуть попозже, поэтому, чтоб подстраховаться, а мы везли спектакль на «Золотую маску» и в итоге ее получили, я принял такое решение. Так что творчески с Игорем Рудинским мы знакомы уже давно.

- Как вы относитесь к тому, что актеры участвуют в съемках? Одобряете?

Борис Гранатов:
- Я не могу это не одобрять, потому что это работа творческая, актерская. Другое дело, что артисты профессиональных театров мало имеют возможности сниматься, потому что они плотно очень задействованы в спектаклях. К примеру, если актеры московских театров могут играть в сезон одну-две роли, то актеры провинциальных театров задействованы все время.
В прошлом году в Москве в Российском академическом молодежном театре мне пришлось ставить спектакль «Приключения капитана Врунгеля». И мне посетовал, пожаловался худруг этого театра — народный артист России Бородин. Так вот, он сказал ,что у него бывают ситуации, когда он на спектакль на один не может собрать всех исполнителей. То есть сам отпускает на съемки, естественно, но потом то одного нет, до другого. И это очень сложно, при том, что там труппа большая. Но так или иначе ты рассчитываешь на того или иного артиста при постановке спектакля, ну и на дублера. И вот с такой ситуацией приходится считаться. А в провинциальном театре труппа очень маленькая. У нас сейчас 28 актеров, а спектаклей в репертуаре — 23. и каждый артист имеет в своем багаже 9-10-11 ролей. И вот представьте себе, если один уезжает на съемки. Да я и не помню, чтоб у нас из Вологды кто-то уезжал на съемки. Вот артист Бобров решил, но он уволился. Не я его уволил, а он сам захотел такой жизни, много сниматься...

- А как вы относитесь к тому, что актеры переходят из театра в театр?

Борис Гранатов:
- Дело в том, что актерская профессия испокон веку была цыганская, артисты всегда кочевали. В 19 веке — можно посмотреть пьесы Островского. У него много есть об актерах. Артситы не имели семьи, ездили со своим гардеробом. Свой багаж, свои костюмы — шекспировская пьеса, соверменная пьеса и мольеровская пьеса. И всегда одно и то же. В те годы ведь не делали эксклюзивных костюмов на каждые спетакли. Смена актерами театров — это нормально. Но самая замечательная ситуация, когда режиссер и артист нашли друг-друга. Невозможно, например, было представить Любимова без Высоцкого, а Высоцкого без Любимова. Филатов, Смехов — кто знает историю Театра на Таганке, - это все артисты этого режиссера, им не хотелось никуда уходить. Так же можно сказать и об Анаталии Эфросе. Ольга Яковлева, Лев Дуров — это его артисты, а это их режиссер. Другое дело, что с годами происходят разные ситуации. Тот же театр на Таганке в свое время раскололся на два театра. Это печально, но это бывает, это факт.

- А актриса Воробьева?

Борис Гранатов:
- Уход из нашего театра — это была ее проблема. Она вышла замуж, родила ребенка, а потом, когда вернулась, пошла в драматический театр. Ну, это был ее выбор, ее право.

- Но ведь манера у нее ТЮЗовская...

Борис Гранатов:
- Я не знаю, что значит манера ТЮЗовская, потому что есть хороший театр, или плохой. И как раз в нашей среде, в ТЮЗе, самое ругательное слово — это «тюзятина». Когда лезет тюзятина. Когда женщина в возрасте играет девочку, это «тюзятина», потому что это штамп — все дети разные, они иначе разговаривают, каждый ребенок индивидуален. А в ТЮЗе иногда можно увидеть из спектакля в спектакль одинаковую девочку, потому что играть иначе она не может. Штамп это называется... Я под артистов не беру пьесу. Я беру пьесу, которую хочется ставить, а потом подбираю под нее актеров. Но, например, если у тебя нет Гамлета в труппе, то ставить Гамлета не надо. Ну вот, например, артистка Авдеенко — если она хорошо танцует и поет, то я думаю, было бы неплохо поставить пьесу, где играют и поют. Ну и, конечно, если артист Рудинский появился в труппе, то играть в массовке он, конечно, не будет. Но он пришел в начале сезона, а роли у нас, как я уже говорил, распределены еще с весны, когда я не знал, что он к нам придет. Вот сейчас в «Алых парусах» у него уже есть роль. Хотя, «Алые паруса» мы начали репетировать еще весной. Но там, я должен сказать, пока репетируются вокальные партии. Поэтому репетиции идут с мая месяца почти каждый день. И сегодня они идут, а из-за ремонта они переносятся. И вот, если в декабре у нас выйдет «Королевская корова», потом другие спектакли, то «Алые паруса» переносятся на 2012 год, на весну, самое начало марта. Потому что в начале года вся эта новогодняя кампания, там некогда репетировать. Февраль останется, а работы много очень с мюзиклом.

- Как много мюзиклов в репертуаре Вашего театра?

Борис Гранатов:
- Само понятие мюзикл очень мощное. И если говорить о настоящем мюзикле, то есть произведении, написанном как мюзикл, то это у нас будет «Человек из Ла-Манчи». Мы его поставили в 2001 году на фестиваль «Голоса истории». Это американский мюзикл, история Дон-Кихота. Это был чистый мюзикл, где сцены играются актерские, и они же выходят на вокальные партии. Этот спектакль у нас получил премию Губернатора на фестивале «Голоса истории» в 2001 году. Он был выдвинут Фондом Никиты Михалкова на госпремию России. Мы были номинантами, правда, премию не получили. Вот это был чистый мюзикл. До этого опыт мюзикла у нас был в 1996 году. Мы поставили спектакль «13-я звезда» по Томсону. Это оригинальная история, там беговые кролики, которых в воскресенье выпускают на беговое поле, а за ними бегут собаки. И кто ловкий, тот выживет. Эта пьеса довольно известная, шла по многим молодежным театрам. И музыкальные партии у нас были заказаны специально, была оригинальная история, мы играли ее несколько лет. И потом она ушла из репертуара, как бывает со многими спектаклями. Это вот и был мюзикл в чистом виде. Ну а музыкальные спетакли у нас, конечно, тоже есть. Например, «Гусарская баллада», мы его играли 10 лет, все пели. Потом у нас «Кот в сапогах» идт спектакль, музыка к которому написана нашим вологодским композитором Виктором Колесовым. «Кот Леопольд», например, там они поют. Много спектаклей, где поют актеры. Но надо отличать музыкальный спектакль от мюзикла. И систый мюзикл был только «Человек из Ла-Манчи» и «Гусарская баллада», ну и «Алые паруса — чистый мюзикл». Там текста только на полстранички, а дальше очередная ария, или дуэт, или ансамбль. Это новое произведение. Михаил Бартенев — драматург. У нас Дартаньян идет по его произведению. Он очень много пишет и для детей, в театре кукол у нас идет «Тук-тук, кто там?». И вот он в соавторстве с Андреем Усачевым написали либретто для Российского академического молодежного театра. И премьера была в прошлом году. А Максим Дунаевский написал музыку. Премьера была в разных городах, в том числе — в Орле. А мы немножко опаздываем — хотели выпустить ее в ноябре, но получится позже.

- После ремонта театр преобразится. Что в нем изменится? Будут ли глобальные изменения?

Борис Гранатов: "Никакого нового антуража в театре вы не увидите"

Борис Гранатов: "Никакого нового антуража в театре вы не увидите"



Борис Гранатов:
- Никакого нового антуража в театре вы не увидите. Да, новый занавес, но когда он открывается, на сцене только декорации. Ну, будут прожектора все новые, но вы же этого не заметите. Ну, будет художественный свет, но это все для художника по свету. Вся аппаратура радиоуправляемая. Все это нужно, да. Но вы не увидите нового оформления, новых каких-то цветов. Все осталось без изменения. Атмосфера от этого измениться не может, она зависит от того, какой спектакль идет в театре. У каждого спектакля своя атмосфера. А здание не меняется. Хотя в чем-то вы правы. И вот я знаю, что наш театр намоленный. И когда я сиду там один после репетиции, например, то думаю о том, что впервые я поставил в этом театре спектакль «Ящерица» в 1985 году. И вот я думаю, сколько здесь поставлено было, сколько слов было сказано с этой сцены. «Ромео и Джульетта», «Три сестры», «Вишневый сад», «Чайка». Вся мировая драматургия — Островскй, Шекспир. И ведь все эти слова не могут исчезнуть. И я убедился, что атмосфера театра все это впитывает. И в этих стенах все осталось. Ну а то, что облицовку сняли — вместо деревянной поставили пластик по пожарным нормам. Ну, будем обстановку намаливать опять.

- Актеры зачастую перерастают стены Вашего театра, им становится тесно. Чубенко, Джапакова, например...

Борис Гранатов:
- Джапакова, Чубенко, Рубин — они хотели создать свой театр, не потому, что им тесно в этом. Это разные вещи. И тут я не соглашусь с вами насчет тесноты.

- ТЮЗ - постоянный участник фестиваля «Голоса истории». Расскажите об этой работе!


Борис Гранатов в пресс-центре "Комсомольской правды в Вологде"

Борис Гранатов в пресс-центре "Комсомольской правды в Вологде"



Борис Гранатов:
- Фестиваль «Голоса истории» для нас всегда испытание. И для Драматического театра. Мы, два театра, играем премьеру прямо на фестивале. Жюри и критики смотря премьеру. А другие театры привозят уже заранее поставленные спектакли, сыгранные, проверенные на зрителе. И вот представьте себе: мы репетируем, например, за неделю до спектакля, а тут дожди пошли. Все декорации уже в Кремле, и мы возвращаемся в зал, репетируем в костюмах, но без декораций. Бывали такие случаи. А когда мы в 2003 году репетировали, дожди начались беспрерывные. А у нас тогда к спектаклю основной частью декорации были набитые поролоном мешки, и актеры ходили по ним, как по болоту. И эти мешки если бы попали под дождь, поролон впитал бы в себя эту влагу, и его было бы не просушить. И мы договорились — нам в Кремле поставили большую армейскую палатку. И как только начинался дождь, все хватали эти мешки и забрасывали в палатку. Но в день премьеры весь день лил дождь и мы вынуждены были перенести все в помещение. И за день мы все декорации перетаскивали. Но репертуарная афиша уже была сделана. Спектакль в Кремле играется в полночь, а играть в полночь в театре — уже не то. Но другого времени не было. И вот мы в полночь в душном зале играли в грозу. Мы, конечно, выбыли из участия в соревнованиях на главный приз, потому что там участвуют театры, играющие под открытым небом. В будущем году снова будет фестиваль «Голоса истории», и сейчас разрабатывается новое положение о фестивале. Мы хотим отказаться от жюри и конкурсной системы. Есть фестивали-смотры и фестивали-конкурсы. Так вот мы решили отказаться от фестиваля-конкурса. Есть фестивали-смотры, где участникам выдают дипломы, так же экспертный совет отберет спектакли на фестиваль, но сидеть, судить, а потом раздавать первое-второе место — такого не будет. Есть главный приз фестиваля — их 5. За спектакль на историческую тему и за осволение архитектурной среды. Два приза. Этих призов не будет. Будет узаконена и премия Губернатора. Потому что свою премию губернатор всегда выделяет тому или иному спетаклю или исполнителю. Это премия Губернатора, но она не была прописана а положении. Это его личное дело, но это хотят теперь прописать. И новая редакция положения сейчас разрабатывается. Было совещание будущего фестиваля, и мы приняли решение, что площадок будет больше — можно играть и в усадьбе Гальских, и в усадьбе Брянчаниновых — во дворе усадьбы, в парке. У нас были случаи, когда спектакли играли и на берегу реки. Играли и «Сон в летнюю ночь» в парке ВРЗ. Сейчас можно и в Семенкове сыграть. Если расширять фестиваль, то об этом всем надо думать. И вот я подумал, мы столько лет готовим премьеры и всегда так зависим от погоды, и нам все равно не получить этих главных призов, то почему бы не убрать конкурс и не мучиться.

- Как представлен ТЮЗ в сети Интернет? Не думали ли вы о том, чтобы продавать через Интернет билеты на спектакли?

Борис Гранатов:
У нашего театра есть сайт. Мы пока не готовы к тому, чтобы продавать билеты в наш театр через Интернет. Потому что у нас будут пустые залы. Потому что все равно мы проверяли, пытались сделать так, что всю билетную пачку оставили в нашу кассу. Чтобы кассир продавала, а не уполномоченные по продаже билетов, которые ходят по школам и предприятиям. Продали ровно столько, сколько покупают в кассе всегда- от 50 до 100. И если так и сделать через Интернет, то у нас будут пустые залы. В театрах в провинциии очередей не бывает. Это в Москве. Там только на касу продают. Ажиотажа почти не было. За исключением Человека из Ла-Манчи.
© СеверИнформ, 2011 г.


Реклама:
   
При полном или частичном использовании информации портала гиперссылка вида «ИА СеверИнформ» обязательна.
индекс Яндекс-цитирования